Версия для печати
Архипкин Сергей Петрович
Директор ГБОУ кадетская школа-интернат №10 «Московский кадетский корпус полиции»

Сергей Архипкин: Кадетский корпус — это место воспитания будущих защитников Отечества

Ответственность, честность, любовь к Родине — это не абстрактные понятие, а реальное наполнение жизни воспитанника кадетского училища. О работе Московского кадетского корпуса полиции, его воспитанниках и проблемах, связанных с тем, как привить подрастающему поколению чувство патриотизма, духа служения Отечеству, мы говорили с директором кадетской школы-интерната № 10 «Московский кадетский корпус полиции», доверенным лицом президента России Сергеем Архипкиным.

Сергей Петрович, мы говорим с вами в преддверии Дня защитника Отечества. Что значит сегодня быть защитником Отечества?

Когда мы говорим о защитниках Отечества, мы всегда в первую очередь думаем о тех, кто с оружием в руках защищает Родину. Но мое глубокое и совершенно искреннее убеждение состоит в том, что защитниками Отечества также являются те, кто своим каждодневным трудом доказывает свою преданность Родине. Врачи, которые каждый день спасают человеческие жизни, — разве они не могут считаться защитниками Отечества? Вот буквально на днях мы вспоминали ребят, воевавших в Афганистане, и к нам в корпус приходили военные врачи, которые своими руками спасли десятки человеческих жизней во время того конфликта.

Мы, педагоги, в свою очередь работаем в корпусе и все свои силы, все свое умение, всю свою душу вкладываем в детей. Я надеюсь, что, выполняя свои обязанности, мы также служим нашему Отечеству.

Почему вы возглавили кадетский корпус? Откуда родилась идея создать такую необычную школу на севере Москвы?

Я прежде всего учитель. Я работаю в системе образования Москвы с 1982 года. В 1986 году я стал директором школы. Работал и за границей — в школах при нашем посольстве в Варшаве, Мехико. Вернулся домой, возглавлял одну школу и потом меня позвали в департамент образования.

Идея создать московский кадетский корпус полиции созрела у меня и моего друга, тогда работавшего начальником управления МВД в Северном округе Москвы. 1 сентября 2008 года наш корпус был открыт. Тогда я пришел к мысли, что мне нужно вернуться к реальной директорской работе, и после ухода предыдущего директора корпуса, у которого возникли определенные трудности, я пришел сюда – воплощать задуманное.

Знаете, у любого образовательного учреждения есть несколько важных этапов в его истории. Первый такой этап — это сделать первый выпуск. Второй этап — это увидеть, куда поступили твои воспитанники и где они работают. Третий (важнейший этап) — когда твои воспитанники приведут к тебе уже своих детей. Только в этом случае у нас выстраивается целая цепочка. Мы ждем этого момента с нетерпением!

Какие главные отличия вашего корпуса от суворовского и нахимовского училищ?

Главное отличие — суворовское и нахимовское училища находятся в системе Министерства обороны. Мы подчиняемся Министерству образования. Все предметы по профильной и предпрофильной ориентации преподаются у нас на основании тех соглашений, которые есть у нашего корпуса с МВД, внутренними войсками и так далее. У суворовцев и нахимовцев — обязательное поступление в вузы Минобороны. У нас такого нет.

К нам приходят учиться дети, как мальчики, так и девочки, после начальной школы, с 10–11 лет — это пятый класс. И на сегодняшний день мы единственное в России образовательное учреждение, где целенаправленная подготовка ребят к службе в органах МВД, а также других силовых структурах ведется с пятого класса. В суворовских и нахимовских училищах обучение начинается с девятого класса. Почему мы начинаем с пятого класса? Потому что пятый класс — это самый адаптивный возраст (10–11 лет) для того, чтобы мотивировать ребенка с помощью специальных дисциплин, военно-патриотического воспитания, целого блока профильной и предпрофильной подготовки.

Учитывался ли при создании вашего кадетского корпуса опыт царской России?

При создании нашего кадетского корпуса многое из организации было позаимствовано из суворовского и нахимовского училищ, которые были созданы во время войны в 1943 году. Но некоторое вещи были взяты из кадетских учреждений дореволюционной России. Есть определенные традиции у каждого кадетского корпуса: у казачьего одни, у суворовского — другие. Например, традиционная клятва у всех кадетских корпусов фактически одна, но все ее приносят в разных местах. Мы, по традиции, делаем это в стенах Академии управления МВД.

Из дореволюционных традиций, на мой взгляд, самая интересная и важная эта: за первый наш класс 5 «А» (за их мотивацию, подготовку, ответственность) отвечают старшеклассники из 11 класса. Каждый мальчик и девочка из 11 класса знают своего подшефного из 5 класса. В течение первых трех осенних месяцев они приучают ребят ко всем мелочам, из которых складывается жизнь в корпусе: как правильно ходить в столовую, как дежурить и так далее. Вы знаете, к нам приходят иногда ребята, которые не умеют завязывать шнурки! Современная детская обувь вся на липучках. Ребят учат даже правильно складывать в рюкзаки свои учебники, чтобы они четко были разложены в соответствии с расписанием: если первый урок математика, то первый учебник должен быть математики. В дореволюционных кадетских корпусах было именно так — старшие ребята шефствуют над младшими.

Другая хорошая традиция дореволюционных кадетских корпусов — это совет сержантов, то есть командиров всех взводов. Очень много вопросов, связанных с внутренним распорядком, поощрениями, наказаниями, решают они сами. Очень важно, на мой взгляд, что они выносят решение о том, достоин ли пятиклассник быть допущен до кадетской клятвы и получить черную форму кадета. Мы тоже входим в этот совет, но никаким образом не вмешиваемся в его работу, а только следим за процедурой. В обычных школах это называется соуправлением.

Какие предметы у воспитанников корпуса стоят в расписании?

У нас есть общеобразовательная группа предметов. Наши 9 и 11 классы сдают ГИА и ЕГЭ, как и все остальные ребята. Но у нас есть также и специальные дисциплины. Например, с 5 по 11 класс у нас преподается право, то есть начальная юридическая подготовка наших воспитанников. В общеобразовательные дисциплины интегрированы юридические блоки. Например, в истории или обществознании мы подробно с точки зрения права рассматриваем вопросы Великой французской революции или понятие государственного управления.

У нас три часа в неделю английский язык. В обязательном порядке тем есть темы, посвященные юриспруденции России и Великобритании, а также полиции двух стран. У нас три урока физической культуры в неделю — измененная общефизическая подготовка, очень сильно переработан сам урок физкультуры. То есть у нас особое внимание уделено двигательной активности, наращиванию мышечной массы и так далее. Третий урок физкультуры — это дзюдо.

Во второй половине дня у нас есть целая программа по профессиональной ориентации совместно со структурами МВД. Например, мы водим ребят в криминологический центр МВД, который расположен неподалеку от нас, и им на примерах из физики и химии показывают все особенности работы профессиональных криминологов. В Госдуму, Совет Федерации и Московскую городскую думу ребята выезжают, чтобы напрямую познакомится с законотворческой деятельностью. То же самое у нас и с органами законодательной власти. Мы возим ребят и в районные суды, и в Московский городской суд. Это постоянная интеграция образовательного процесса: на уроках они получают информацию, а здесь они закрепляют эту информацию.

Как решается проблема обеспечения воспитанников: питание, форма, проживание и так далее? Возникают ли какие-то проблемы при сегодняшней непростой финансово-экономической ситуации в стране?

Пока никаких проблем с финансированием у нас нет. У ребят бесплатное шестиразовое питание. Ничего не платят ребята также и за форму. Единственное, на что мы были вынуждены недавно пойти, так это взимание платы за возмещение расходов правительства Москвы за уход и присмотр территории корпуса — 2 тысячи рублей в месяц.

С формой иногда случаются казусы. Выдается один комплект формы, который положен на 12 месяцев, но ребенок очень быстро вырастает, и, например, рубашки оказываются малы. В этом случае родители вынуждены покупать новую рубашку сами.

А как обстоит дело у выпускников корпуса с поступлением в вузы?

У нас стопроцентное поступление выпускников в вузы. В прошлом году 64% выпускников нашего 11 класса поступили в Университет МВД, Академию ФСБ, Университет внутренних войск, Академию МЧС. Но мы также приветствуем поступление наших воспитанников на юридические факультеты обычных гражданских вузов или в вузы, связанные с государственным и муниципальным управлением. Один из наших воспитанников поступил в РГУ нефти и газа имени Губкина.

Никаких отрицательных характеристик о наших выпускниках ни из Университета МВД, ни из Академии ФСБ, я не получал ни разу. Наоборот, только самые положительные отзывы. По сравнению с другими абитуриентами наши значительно отличаются от остальных: они лучше готовы к командным отношениям; знают, что такое ответственность; знают, как спросить с себя и с других людей.

Какие дети могут учиться в вашем корпусе? Какими качествами они должны обладать?

Вы знаете, у нас совершенно разные дети, из совершенно разных семей. Есть и воспитанники из многодетных семей, когда родители вынуждены отдавать нам своего ребенка, чтобы как-то свести концы с концами. Достаточно много у нас обучается ребят, у которых нет родителей, а есть только опекуны.

Главное при зачислении — это состояние здоровья, физическая подготовка. После этого ребята проходят вступительное испытание по русскому языку и математике, а психолог определяет мотивацию ребенка. Это очень важный момент! Решение учиться в кадетском корпусе должно быть осознанным, естественным выбором самого ребенка, а не навязанным ему родителями или кем-то еще. Прийти учиться в наш кадетский корпус — это очень серьезный шаг. Лучше всего удается закрепиться тем ребятам, у которых как раз и есть мотивация. Значительную роль также играет пример в семье, те родственники, кто носит погоны. Сейчас у нас почти половина воспитанников из семей сотрудников силовых структур. Ребята, живя в таких семья, конечно, уже наполовину смотивированы к тому, чтобы обучаться в нашем корпусе, они готовы к серьезным изменениям в своей жизни.

Какое место в корпусе отводится воспитанию патриотизма у ваших воспитанников?

Сам по себе кадетский корпус — это уже место воспитания будущих защитников Отечества в том или ином виде. У нас воспитательный процесс напрямую связан с образовательным. А патриотическое воспитание лучше всего показывать на примерах. Буквально несколько дней назад мы отмечали 26-ю годовщину вывода советских войск из Афганистана, День памяти воинов-интернационалистов. У нас в корпусе проходил целый ряд мероприятий, посвященных этому дню. По приглашению к нам пришли ветераны спецотрядов «Витязь», «Вымпел», «Альфа». Офицеры рассказывали нашим ребятам о воинах-интернационалистах, других наших бойцах, которые были не только в Афганистане, например о наших миротворцах, которые были в Югославии в 90-е годы. Все ребята спрашивают их, почему они выбрали именно такой путь, и ветераны рассказывают им на примерах из собственной жизни о том, что значит служить своему Отечеству. То есть воспитание строиться не на базе каких-то уроков, а в процессе реального общения с героями.

Например, в этот раз к нам приехал Герой России Вячеслав Бочаров, который также является участником Афганской войны. В 2004 году вместе с «Альфой» и «Вымпелом» он участвовал в освобождении от террористов школы в Беслане. Тогда он получил очень серьезное ранение, и многие думали, что он погиб, долгое время он вообще фигурировал в списке без вести пропавших. Закалка, природное физическое здоровье помогли ему тогда выжить.

2015 год — особенный: 70-летие Великой Победы, главного праздника нашей страны. Как 9 Мая будет праздноваться в стенах вашего корпуса?

Ко всем дням воинской славы у нас готовят особые мероприятия. Самое важное из них — это, безусловно, 70-летие Великой Победы. Начало праздничных мероприятий, посвященных 9 Мая, началось уже в феврале. У нас будет кадетский бал, посвященный 70-летию Великой Победы. Это будет во всех подразделениях нашего кадетского корпуса. В этом году будет сразу два парада. Первый, 6 мая, — парад всего кадетского образования Москвы на Поклонной горе. 9 мая — в парке Северного речного порта состоится непосредственно наш парад. Для ветеранов будут даны несколько концертных программ. Именно из этого парада начнется весь праздник 9 мая на севере города.

А как Вы относитесь ко всей той шумихе, которая развернулась в международной прессе вокруг празднования 9 Мая в этом году?

Да, эта шумиха, думаю, будет продолжаться еще достаточно долго. Некоторое время назад на Западе сказали: «Почему 70-летие Победы должно праздновать в Москве?» Конечно, нам это не может нравиться. Мы никогда не говорили о том, что это только наш праздник, мы никогда не забывали и не преуменьшали вклада союзников. Вы знаете, у нас есть офицеры-воспитатели в корпусе, которые ведут с нашими воспитанниками специальную разъяснительную работу по всем текущим событиям в мире и не только. Наши воспитанники знают, что во время войны мы воевали вместе с Великобританий, США и другими странами антигитлеровской коалиции против фашизма.

Сергей Петрович, какая проблема для всего российского кадетского образования стоит сегодня наиболее остро?

Нам нужен единый межотраслевой правительственный орган управления кадетскими корпусами России. Сейчас у нас в стране порядка 160 кадетских корпусов. Я не говорю о том, что он должен полностью подчинить себе все кадетское образование, но он должен стать неким координационным центром в вопросах финансирования, проведения совместных мероприятий разных кадетских корпусов и так далее. Такой орган должен иметь достаточно высокий статус, чтобы его руководство могло обладать определенными рычагами воздействия. Он позволил бы решить элементарные проблемы, например организацию всероссийских соревнования среди кадетских учреждений.

А как сейчас удается выстраивать взаимодействие с другими корпусами в отсутствие такого единого органа?

Мы стараемся поддерживать постоянные контакты с другими корпусами Москвы. Организовываем совместные спортивные мероприятия. Другое дело, что с московскими корпусами мы общаемся куда лучше, чем с такими же организациями из других регионов.

Как вы относитесь к идее создание кадетских классов в обычных школах?

Да, к 70-летию Великой Победы поставлена была задача открыть 70 кадетских классов. Но создание кадетских классов в общеобразовательных школах и лицеях — это не проблема, несколько таких классов уже было открыто некоторое время назад, еще до начала программы. Многие из существующих кадетских классов вошли в эту программу. Но у меня есть несколько сомнений относительно того, как кадетские классы смогут существовать в стенах обычной школы.

Одно дело — создавать единое кадетское пространство, другое дело — что-то вживлять в обычную школьную среду. Например, не во всех школах принята форма одежды, а один класс, допустим, в такой школе, будет ходить в форме? Не будет ли вызывать отторжение у школьников этот класс? Кроме того, такие классы должны иметь определенную поддержку со стороны силовых структур, иначе их создание во многом вообще теряет смысл.

Наш кадетский корпус уже оказал помощь двум школах в организации таких классов. Но задача по реализации этой программы крайне непростая.

Как вы считаете, могут ли российские кадетские образовательные учреждения, следуя примеру Великобритании, разрешить обучение у себя иностранных юношей и девушек?

Да, вы правы, есть подобные кадетские учреждения в Великобритании. В свое время у меня была попытка поговорить на эту тему с военным атташе Великобритании, но он как-то постарался уйти от прямого ответа. Я также разговаривал с представителем индийского национально корпуса — здесь контакт получилось наладить более конструктивный, они приезжали к нам, мы ездили к ним. Но у них есть строгий принцип: обучение в их кадетском корпусе могут проходить только индусы.

Я считаю, что наши кадетские корпуса могут брать к себе детей-иностранцев. Еще во времена Советского Союза в наших военных вузах обучались иностранные граждане. Например, у Академии управления МВД есть специальные направления для иностранных граждан. Мы в свое время с сотрудниками Академии управления МВД этот вопрос обсуждали. К нам приезжала даже делегация иностранных слушателей академии. Так что я препятствий для организации такой работы не вижу. Это должно быть только соответствующим образом оформлено законодательно. В таком случае за ребят-иностранцев должно будет платить их государство или родители.

С другой стороны, я не вспомню случая, когда родители-иностранцы приходили бы к нам с просьбой взять в корпус своего ребенка.

Наш традиционный вопрос: что вы вкладываете в понятие «доверенное лицо президента России Владимира Путина»?

Я считаю, что это достаточно хороший способ общественного обсуждения и затем конкретного действия в реализации той политики, которую ведет президент нашей страны Владимир Путин и правительство России. Несение этого почетного звания помогает также доносить до граждан идеи президента страны.