Версия для печати

Мир отмечает День космонавтики

Мир отмечает День космонавтики

12 апреля весь мир отмечает День авиации и космонавтики — памятную дату, посвященную первому полету человека в космос, день триумфа науки и всех тех, кто трудится в космической отрасли.

Как праздник День космонавтики в Советском Союзе он был установлен указом президиума Верховного совета СССР от 9 апреля 1962 года, а международный статус получил в 1968 году на конференции Международной авиационной федерации. С 2011 года этот день носит еще одно название — Международный день полета человека в космос (International Day of Human Space Flight).

В День космонавтики чаще всего принято говорить о современных достижениях в космической отрасли, в первую очередь в научной сфере. А как обстоят дела с коммерциализацией космической деятельности? Нужна ли она? Об этом на страницах журнала «Российский космос» рассуждает генеральный конструктор, основатель ОАО «Газпром космические системы», доверенное лицо президента России Николай Севастьянов.

«В настоящее время рынок коммерческих космических услуг наиболее развивается в трех направлениях: связь, вещание, навигационные услуги и дистанционное зондирование Земли (ДЗЗ). Самый крупный сектор – рынок связи и вещания: его объем на мировом рынке достигает 153 млрд долларов в год, а космическая инфраструктура хорошо развита. Сегодня на околоземной орбите функционирует около 300 гражданских коммерческих спутников связи. Российская группировка составляет 17 космических аппаратов (КА).

Интересно, что самое большое количество гражданских спутников связи – 101 космический аппарат – принадлежит странам Евросоюза, далее по списку: США – 71, Китай – 21, Россия – 17, Япония – 16, Канада – 10, Индия – 9 и т.д.

Что же представляет собой типовой космический проект? Сегодня стоимость проекта современного тяжелого спутника связи на орбите Земли, который выделяет полезную нагрузку 12 кВт, составляет около 290 млн евро. Из них примерно 140 млн евро – это стоимость самого спутника, 60 млн евро – затраты на запуск, до 30 млн евро уходит на страхование, без которого невозможно вести коммерческие проекты, и около 10 млн евро требуется на создание наземных средств управления (НКУ).

Но для компании (спутникового оператора), реализующий космический проект как коммерческий, есть еще одна статья расходов – обслуживание кредитов. Только на этапе строительства космической системы на выплату банкам процентов комиссий может потребоваться 50 млн евро. Источниками финансирования космический коммерческих проектов являются собственные средства и кредиты. Если не вложить собственные средства, банки не пойдут на кредитования коммерческого проекта. Требования банков таковы, что уже на этапе изготовления спутника инициатор космического проекта должен иметь достаточно собственных средств для обслуживания кредитов, то есть около 50 млн евро. Так формируется бюджет современного космического коммерческого проекта. Конечно, это усредненные данные – для каждого спутника связи свои цифры, и они могут меняться в зависимости от мощности и характеристик полезной нагрузки.

Экономическая эффективность космического коммерческого проекта зависит от двух составляющих – сроков создания спутников и времени их эксплуатации. Еще 15 лет назад меня спрашивали: «Зачем коммерческой компании спутники с большим сроком службы? Ведь для промышленности выгодно менять КА каждые 7 лет». Возможно, промышленность это устраивает, а вот компанию оператора, которая эксплуатирует спутники, – нет.

Традиционный отечественный спутник связи изготавливается около 5 лет, а полноценно эксплуатируется на орбите еще 7–8 лет. Если для создания спутника привлекаются кредитные средства, то еще на этапе строительства необходимо выплатить банкам проценты и комиссии. Когда же спутник введен в эксплуатацию, то даже при полной его загрузке обслуживание кредита продолжается 6–8 лет. Отсюда следует, что за 7 лет оператор получит доходов в объеме около 310 млн евро, что недостаточно для покрытия суммарных затрат, которые составляют порядка 480 млн евро, поэтому проект является убыточным. Вот почему спутниковые операторы не хотят заказывать космические аппараты у промышленных компаний, не заинтересованных в производстве спутников с длительным сроком эксплуатации.

Чтобы увеличить время эксплуатации спутника на орбите до 15 лет, наша компания приложила немалые усилия для квалификации и контроля качества изготовления космических аппаратов у наших российских подрядчиков. Благодаря этому экономика проекта улучшилась, внутренняя доходность (IRR) проекта увеличилась до 6%. Однако проект с таким уровнем IRR коммерчески не привлекателен, и частные инвесторы и банки не хотят его финансировать из-за больших рисков. Для их реализации остается только один путь – субсидирование государством, которое не ожидает возврата средств.

Поэтому коммерческий оператор, не рассчитывающий на государственные средства, должен добиться уменьшения подрядчиками сроков изготовления спутников, не ухудшая при этом качества. Это позволяет увеличить IRR проекта до приемлемой для инвестора величины.

В этом вопросе отечественные производители пока проигрывают зарубежным компаниям. Например, спутник «Ямал-401» российский производитель изготовил за 55 месяцев, а французы аналогичный КА «Ямал-402» – всего за 30 месяцев. Такая разница очень существенна для коммерческого проекта. В итоги длительные сроки изготовления привели к значительному удорожанию конечной стоимости спутника за счет увеличения затрат на обслуживание кредитов за дополнительные 25 месяцев.

Сегодня российскими производителями космической техники, желающим участвовать в развитии космического рынка и способствовать экономической эффективности космических проектов, нужно добиваться увеличения времени эксплуатации спутников на орбите и сокращать сроки их производства. Однако это необходимое, но недостаточное условие для реализации коммерческого космического проекта. На его успех влияют и другие факторы.        

Традиционно при государственном финансировании любой космический проект проходит две стадии: создание космической системы и ее эксплуатация. Но если речь идет о коммерческом проекте, то число стадий увеличивается. Потому что сначала необходимо выполнить предынвестиционные исследования. О них я расскажу подробнее, поскольку без этого невозможно организовать проектное финансирование, так как ни инвесторы, ни банки не предоставляют денежные средства для реализации коммерческого проекта.

На этой стадии осуществляются: маркетинговые исследования (анализ рынка для проектирования будущих космических продуктов); системные исследования (изучение доступных технологий, чтобы сформировать облик космической системы); технико-техническое обоснование проекта (принятие окончательных технических решений, обзор потенциальных подрядчиков, которые могут реализовать эти технические решения, разработка схемы организации работ, в том числе состав объектов, которые будут ставиться на баланс, и, конечно, полный расчет затрат на реализацию проекта); бизнес-план (описание конкретных космических услуг, которые будут реализованы на рынке, обзор потенциальных потребителей, анализ экономической эффективности проекта, а также анализ конкретной среды и оценка возможных рисков); финансово-экономическое обоснование (разработка схемы финансирования проекта, обзор потенциальных инвесторов и оценка эффективности для инвесторов).

За этой серьезной работой следует вторая стадия – организация проектного финансирования, когда нужно убедить банки взять на себя риски и кредитовать проект. Только после нее можно приступать непосредственно к третьей стадии – созданию коммерческой космической системы. После запуска КА на орбиту наступает четвертая стадия – эксплуатация космической системы. И, наконец, пятая стадия, без которой коммерческая стадия не работает, заключается в предоставлении космических услуг потребителям и возврате инвестиций.

На мой взгляд, понимание этой методологии позволит решить задачу коммерциализации космической деятельности в России.

Несколько слов о нашей компании, сумевшей реализовать идею коммерциализации космической деятельности в России. ОАО «Газпром космические системы» образовано в 1992 году, таким образом, в 2017 году компании исполнится 25 лет. Началось все с проекта «Ямал-100», сегодня его бы назвали стартапом. Совместно с РКК «Энергия» на основе инновационных технических решений мы создали первый российский спутник, который финансировался не за государственные средства. С тех пор мы реализовали еще несколько инновационных проектов – «Ямал-200», «Ямал-300», «Ямал-400». Все они финансировались за счет внебюджетных инвестиций с использованием механизма проектного финансирования.

Многие почему-то думают, что нас финансирует ПАО «Газпром». Это не так: мы платим дивиденды нашей материнской компании и одновременно решаем одну из главных задач – внедряем новые аэрокосмические технологии в интересах группы «Газпром», но все проекты реализуются на принципах самоокупаемости.

Сейчас на околоземной орбите действует наша группировка из четырех спутников. Самый старый из них – «Ямал-202» работает на орбите уже 14-й год. Еще три космических аппарата относительно новые. Мы полностью покрываем и обслуживаем восточное полушарие. Общая пропускная способность системы «Ямал» – 24,4 Гбис/с. Создана наземная инфраструктура: в Щелково построен большой технологический комплекс, включающий центр управления полетом, центр аэрокосмического мониторинга и телепорты. Также у нас есть центр цифрового спутникового телевидения в Москве, наземный пункт управления в Переславле-Залесском и восточный пункт управления в Хабаровске. Кроме того, мы сами эксплуатируем большую сеть земных станций спутниковой связи, оказывая услуги телефонии и передачи данных для предприятий группы «Газпром».

Таким образом, коммерциализация космической деятельности в России уже началась. Но нельзя забывать, что она требует и высочайшей ответственности за возврат вложенных инвестиций».             

Фото РИА Новости